ЮЖНАЯ АФРИКА: ЭКОНОМИКА И РОЛЬ КОРПОРАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ

Журнал «Евразийский Финансово-Экономический Вестник», № 1 (12) 2021 стр. стр.31-33, рубрика: «Бизнес в странах».

Джордж Себулела, президент Южноафриканской объединенной бизнес-конфедерации (South African United Business Confederation – SAUBC), президент и директор-распорядитель Группы финансовых услуг SEBVEST (Financial Services Group)


В настоящее время экономика Южной Африки находится под угрозой. Многие рейтинговые агентства понизили ее показатели до уровня ниже инвестиционного под влиянием таких проблем, как высокая безработица, составляющая около 32% (при безработице среди молодежи, достигающей 54,7%), нестабильное электроснабжение, увеличение расходов на социальные субсидии, завышенная заработная плата в государственном секторе и т. д. Пандемия также усугубила положение южноафриканской экономики и вынудила правительство страны перераспределить бюджет для решения насущных проблем через национальное казначейство. Пришлось анонсировать меры государственного стимулирования, которые оказались успешными в одних областях, но нуждаются в пересмотре и совершенствовании в других.


Согласно докладу Африканского банка развития, «после обвала на 7,3% в прошлом году, в 2021 году экономика ЮАР, вероятно, вырастет на 2,9%. Неспешное восстановление сопровождается непосильным ростом государственных заимствований и увеличением бюджетного дефицита. Государственные займы, запланированные на 2021/22 год в размере 4,6 трлн рэндов (86% ВВП), по прогнозам, достигнут 5,5 трлн к 2023/24 году и 95% ВВП к 2025/26 году».


С ухудшением соответствующих показателей ЮАР все глубже погружается в долговую ловушку, где ей гарантированы более низкие кредитные рейтинги. Сползание в сторону категории «С» отражает обеспокоенность по поводу быстрого роста риска дефолта. Кредитные рейтинги ЮАР в этом году, вероятно, уже упали до уровня «B».


Загвоздка с классификацией Южной Африки как страны с высоким риском инвестирования не только затрудняет привлечение инвестиций, но и ведет к привлечению капиталов по непомерным процентным ставкам. В связи с этим правительству ЮАР и государственным организациям будет трудно гасить свою задолженность.


Слабый глобальный рост, напряженность в мировой торговле и неустойчивость цен на сырьевые товары также создают риски для экономики Южной Африки. Высокий уровень оплаты труда в государственном секторе, низкая эффективность государственных предприятий, социальные программы, включая национальное здравоохранение, – все это оказывает давление на бюджет. Но Южная Африка выиграет от увеличения производства для африканских рынков.


Единственный выход из этой ловушки – всеохватный рост экономики. Достижение быстрого экономического роста и сокращение государственных расходов сейчас имеют решающее значение для предотвращения финансового краха. Для этого требуется политика, поощряющая инвестиции частного и государственного секторов в производственную инфраструктуру, а также сокращение непроизводительных расходов на зарплаты в государственной сфере и выплаты неэффективным чиновникам.


Реформы направлены на устранение структурных препятствий на пути экономического роста и создание рабочих мест. Одной из них является реструктуризация компании коммунального хозяйства Eskom, призванная снизить крупнейший риск, создаваемый ее задолженностью для казначейства. Другие реформы включают распределение телекоммуникационного спектра, устранение барьеров для инвестиций в горнодобывающую промышленность и пересмотр визовых требований для стимулирования туризма. Правительство предпринимает шаги по увеличению инвестиций, оживлению городов и промышленных парков.


В более общем плане одним из ключевых факторов, объясняющих неспособность ЮАР обеспечить устойчивый экономический рост, является тот тревожный факт, что ведение бизнеса в Южной Африке становится все сложнее. В условиях, когда темпы реформ системы регулирования отстают от темпов в других развитых и развивающихся странах, ЮАР теряет конкурентоспособность как место размещения предприятий или вложения инвестиций в основной капитал. Результатом является снижение занятости, уменьшение налоговых поступлений и спираль негативного роста. Это затрудняет правительству процесс финансирования инфраструктуры и ключевых секторов, которые могут создать больше рабочих мест и уменьшить ту нищету, которую приходится сегодня наблюдать.


Более того, в докладе Всемирного банка о деловой активности за 2020 год говорится, что «неэффективное регулирование, как правило, идет рука об руку c погоней за рентой. В экономике с чрезмерной бюрократией, где интенсивное взаимодействие частного сектора с регулирующими органами является непременным условием для продвижения дел, существуют широкие возможности для коррупции». Это особенно верно как в отношении обременительной нормативно-правовой среды Южной Африки, так и в отношении высокого уровня коррупции в самом государстве. Стране не хватает общего настроя против коррупции.


В 20 странах с наихудшими показателями по индексу восприятия коррупции, рассчитываемому «Transparency International», «в среднем нужно пройти 8 процедур для начала бизнеса и 15 процедур для получения разрешения на строительство. И наоборот, в 20 странах, добившихся наилучших результатов, аналогичные формальности проходят в 4 и 11 этапов соответственно. Кроме того, в странах, где используют электронные средства обеспечения соблюдения нормативных требований, таких, как при получении лицензий и уплате налогов, редко прибегают к подкупу».


Очевидно, что Южной Африке нужно сократить время для открытия бизнеса. Легкость создания предприятия будет способствовать активизации экономики при более активном развитии МСП и росту прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Южная Африка под эгидой Министерства торговли и промышленности учредила «SA Invest» для преодоления трудностей и препятствий на пути к открытию бизнеса.


Есть надежда, что президент сможет убедить южноафриканцев в том, что правительство отдает себе отчет о тех выгодах, которые сулит создание среды, более привлекательной для бизнеса, и осознает ужасные последствия нынешнего сползания к обрыву.


Во многих экономически сильных и социально справедливых государствах институты финансирования развития (ИФР) выступают в качестве катализаторов ускоренной индустриализации, экономического роста и развития человеческого капитала.


Южной Африке необходимо срочно ускорить темпы промышленного развития и экономического роста, а также нарастить человеческий капитал. Это необходимо не только для того, чтобы устранить разрушительное экономическое неравенство и неравенство в развитии человеческого капитала, оставленное апартеидом, но и для того, чтобы соответствовать быстро растущим партнерам по БРИКС – Бразилии, России, Индии и Китаю. Южная Африка также должна конкурировать с другими развивающимися рынками, догоняя при этом развитые промышленные державы Запада.


Таким образом, финансирование развития направлено на устранение сбоев в функционировании финансового рынка и дополняет как государственные ресурсы, так и рыночное финансирование.


Как считают в Организации Объединенных Наций, ИФР должны выполнять минимум пять ключевых функций в предотвращении проблем сбоев рыночного механизма:

  • оценивать воздействие проектов, требующих финансирования, на экономическое и социальное развитие;

  • обеспечивать долгосрочное сопровождение инвесторов посредством долгосрочных займов;

  • оказывать техническую помощь секторам, имеющим важное значение для экономического роста;

  • привлекать инвесторов путем стимулирования финансовых операций;

  • смягчать негативные последствия финансовых кризисов за счет антициклического финансирования путем предоставления займов даже в периоды спадов и объединения усилий с региональными финансовыми учреждениями.

Теперь на ИФР возлагается в целом более широкий круг задач в области развития. К их числу относятся устранение сбоев в функционировании рыночных механизмов, в развитии частного сектора, создании рабочих мест, перераспределении доходов, в импортозамещении, развитии отстающих групп и регионов, а также в развитии новых промышленных секторов и стимулировании слабых.


На протяжении всей своей истории банки развития решали четыре задачи:

  1. предоставление дополнительного капитала секторам, не получающим достаточной поддержки;

  2. поддержка новых предприятий;

  3. обеспечение антициклического финансирования в периоды экономических спадов;

  4. решение специфических задач.

Поэтому Корпорация промышленного развития (КПР) способна играть в Южной Африке ключевую роль в проведении структурных преобразований, поощряя новые знания, инвестируя в инфраструктуру, продвигая стратегически важные торговые отношения, определяя приоритетность инвестиций в существующие ключевые сектора и обеспечивая согласованность экономической политики.


Сотрудничество южноафриканских институтов финансирования развития во главе с КПР имеет крайне важное значение для содействия развитию инфраструктуры. Инфраструктура сокращает производственные издержки частного сектора и тем самым повышает производительность. Благодаря эффекту мультипликатора инвестиции в инфраструктуру способны стимулировать в Южной Африке экономический спрос, и потому КПР имеет весьма важное значение в контексте региональной интеграции и индустриализации.


КПР играет большую роль в промышленном развитии Южной Африки. Помимо финансирования частных промышленных предприятий, особенно малых и средних, КПР также осуществила ряд крупномасштабных проектов, имеющих, как считается, стратегически важное национальное значение. Однако финансирование КПР операций по расширению экономических полномочий темнокожего населения, особенно когда требуется участие в акционерном капитале, пока не идеально. Вместе с тем новый директор-распорядитель КПР Т.П. Нчочо взялся подтолкнуть свою команду к инновациям, а не полагаться на старые, традиционные инструменты финансирования, используемые коммерческими банками.


Ожидается также, что совет директоров КПР пересмотрит все мандаты в области финансирования на предмет их соответствия рыночным требованиям. Ожидается, что в интересах экономического развития и прогресса Южной Африки КПР, Банк развития Южной Африки (DBSA) и Земельный (сельскохозяйственный) банк пересмотрят свои мандаты в части секторальных производственно-сбытовых цепочек и начнут полномасштабное сотрудничество по проектам в промышленности, инфраструктуре и других сферах.