БУДУЩЕЕ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ ЕАЭС: ЗЕЛЕНОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ И ЦИФРОВИЗАЦИЯ

Журнал № 1 (15) 2022 (стр38-41)

РУБРИКА : ЕАЭС: Сегодня и завтра

Руслан Бекетаев, член Коллегии (министр) по экономике и финансовой политике

Евразийской экономической комиссии


Развитие ESG – то, от чего нельзя остаться в стороне

Невозможно не отметить общемировую тенденцию глобального роста рынка финансовых инструментов устойчивого развития. В числе таких инструментов – ESG-кредиты, зеленые облигации и различные биржевые фонды ответственного финансирования.


Стимулирование зеленых инвестиций дает значительные конкурентные преимущества в виде снижения удельных затрат на потребление ресурсов, получения дополнительных доходов за счет утилизации отходов, повышения качества продукции и спроса на нее благодаря ее экологичности.


При переходе к новой ресурсо сберегательной модели экономики благосостояние общества и обеспечение занятости населения соотносится со снижением воздействия на окружающую среду. Этот подход ориентирован на развитие государственно-частного партнерства как эффективной формы сотрудничества власти и бизнеса, а также способа снижения бюджетной нагрузки.


Какую роль играет государство?

На этапе формирования нового рынка именно государство выступает и катализатором, и координатором его создания. Государство обеспечивает необходимые и выгодные для всех участников условия целевого использования финансовых потоков. Однако по мере расширения практики привлечения зеленых инвестиций, доля частного капитала будет постоянно увеличиваться.


Так, в инвестиционном портфеле банка зеленых инвестиций, созданном Правительством Великобритании, на 1 фунт стерлингов, вложенный правительством, приходится 3 фунта дополнительного частного капитала.


Финансовый рынок с зелеными инвестициями в ЕАЭС Вопросы развития финансовых рынков, эффективных с точки зрения привлечения зеленых инвестиций, стали актуальны и в странах Евразийского экономического союза.


14 октября 2021 года государствами-членами ЕАЭС принято Заявление об экономическом сотрудничестве в рамках климатической повестки. Все государства Союза также являются Сторонами Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата и Парижского соглашения. В рамках указанного Заявления было отмечено, что необходимо использовать значительный потенциал цифровых платформ в реализации климатической повестки, предотвращать усиление разрыва между развитыми и развивающимися странами, препятствовать появлению барьеров на пути торговли и инвестиций.


Дополнительно было заявлено о намерении развивать экономическое сотрудничество государств – членов ЕАЭС в рамках климатической повестки, в том числе для достижения целей Парижского соглашения и Целей устойчивого развития ООН, включая формирование необходимых подходов и механизмов, исходя из принципов функционирования единого рынка ЕАЭС.


Что происходит с развитием ESG в ЕАЭС

Наибольшего прогресса в данном отношении добились в Российской Федерации и Республике Казахстан. Так, объем рынка устойчивых облигаций в Российской Федерации составил два миллиарда долларов США, а в Республике Казахстан – более 150 миллионов долларов.


Московская биржа, наряду со своими коллегами из Казахстана, создала сектор устойчивого развития для финансирования проектов в области ESG; были приняты новые стандарты эмиссии ценных бумаг, которые предусматривают особенности зеленых и социальных облигаций. Также был определен перечень рейтинговых агентств и компаний, чьи заключения используются для верификации проектов.


Более того, помимо внедрения новых инструментов, появились примеры коллективного и индивидуального доверительного управления активами, которые основаны на принципах ответственного инвестирования.


В Республике Казахстан Международный финансовый центр «Астана» поставил перед собой стратегическую цель – стать зеленым финансовым хабом для инвестирования в экологические, энергоэффективные климатические проекты.


Финансовый рынок – локомотив трансформации зеленой экономики

Современный финансовый рынок выступает локомотивом экологической трансформации экономики, стимулирует и ориентирует своих участников на снижение негативного воздействия на окружающую среду и сохранение экосистемы.


Именно поэтому от того, насколько эффективно мы сможем провести его трансформацию, будет зависеть способность наших экономик ответить на ближайшие вызовы и риски, связанные с введением трансграничного углеродного регулирования в Союзе. А подобных вызовов, стоящих как перед предприятиями-экспортерами, так и перед союзной экономикой в целом, немало – это, например, падение экспортной выручки, бюджетных доходов, повышение цен для потребителей.


Каковы риски?

Ключевым риском углеродного регулирования является возможная утрата части рынков сбыта энергоресурсов и углеродоемкой продукции. Наибольшие последствия будет иметь постепенная потеря рынков сбыта нефти в результате снижения спроса и цен. Это может усугубиться взиманием углеродного налога, а также запретом на реализацию автомобилей с двигателем внутреннего сгорания в ЕС уже с 2035 года. При этом в отдельных странах нефтяные доходы играют одну из главных ролей в бюджете, их доля может составлять существенную его часть.


После 2030 года страны с высокой долей использования ископаемых источников энергии в производстве товаров могут утратить долю рынка ЕС в пользу европейских производителей или иностранных конкурентов с меньшим углеродным следом при добыче.


Таким образом, отсутствие синхронизации с изменениями законодательства в странах – торговых партнерах Союза может привести к существенному спаду потенциала на экспорт, поэтому требуется постоянный мониторинг и анализ законодательного регулирования стран ЕС, Китая и других торговых партнеров ЕАЭС.


Введение углеродного налога будет способствовать сокращению спроса со стороны ЕС и на российскую готовую продукцию (в первую очередь на некоторые виды стали с углеродоемкими технологиями производства). Потери российских экспортеров от введения налога оцениваются консалтинговой компанией BCG в 3–5 миллиардов долларов в год.


В то же время, с признанием природного газа источником «зеленой генерации» в странах Евросоюза, инвестиции в газодобычу и производство товаров с использованием природного газа признаются соответствующими критериям зеленой экономики. Таким образом, вероятен переход части производителей, широко использующих уголь и нефтепродукты при производстве товаров, на природный газ.


Как можно нивелировать риски? Мы уверены, что нивелировать существующие риски можно только путем активного внедрения инструментов устойчивого развития и трансформации общего финансового рынка в направлении зеленой повестки. Комиссия уже начала консультации о разработке предложения по унифицированным критериям зеленых и адаптационных проектов. В данном направлении именно наднациональный орган может играть важную роль во внедрении стандартизированных подходов по верификации и последующему мониторингу зеленых стандартов.


Не последним фактором в решении данной задачи является и активное создание цифровой финансовой инфраструктуры. От этого зависит возможность эффективно конкурировать на рынке и решать вопросы зеленой экономики, требующей высокого уровня управляемости проектами, оптимизации операционной деятельности, ускорения обмена информацией.


Кроме того, реализация цифровой повестки и запуск цифровых проектов позволят достичь значимых экономических результатов, обеспечить существенный вклад цифровой экономики государств Союза в валовый внутренний продукт, повышение производительности труда в приоритетных отраслях экономики, увеличение доли экспорта цифровых товаров и услуг.


При формировании общего финансового рынка ЕАЭС мы работаем над созданием условий, при которых финансы помогают развиваться бизнесу, государству, повышать благополучие общества, заботиться об окружающей среде.


Мы должны обеспечить доступность на общем финансовом рынке заемных средств, в том числе в национальных валютах, для развития таких направлений, как образование, здравоохранение, сельское хозяйство, защита окружающей среды, инфраструктура и крупные проекты промышленной кооперации.


 

Бекетаев Руслан Бакытжанович родился в 1975 году в г. Шымкент (Казахстан).


Окончил Казахский государственный аграрный университет по специальности «экономист-бухгалтер» (1996 г., диплом с отличием), Бристольский университет по направлению «Экономика, финансы и менеджмент», Оксфордский университет, Бизнес-школу Said (Великобритания) по направлению «Финансовая стратегия» (2011 г., дипломы с отличием), Казахский гуманитарно-юридический университет по направлению «Юриспруденция» (2014 г.), Университет Империал Колледж Лондона по направлению Executive MBA (магистр бизнес-администрирования) (2019 г.).


Трудовую деятельность начал в 1996 году в Национальной комиссии по ценным бумагам Республики Казахстан. Затем – заместитель начальника, начальник управления инспектирования на рынке ценных бумаг департамента финансового надзора Национального банка Республики Казахстан (2001–2004 гг.); начальник управления инспектирования за банками департамента надзора за банками Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций Республики Казахстан (2004–2005 гг.).


С 2005 по 2010 годы служил в органах финансовой полиции: начальник отдела, начальник управления, заместитель начальника департамента экономических и финансовых преступлений Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Республики Казахстан.


Далее работал заместителем председателя Комитета по финансовому мониторингу Министерства финансов Республики Казахстан (2011–2012 гг.), председателем Комитета казначейства Министерства финансов Республики Казахстан (2012–2014 гг.).


С 2014 по 20221 год занимал пост вице-министра финансов Республики Казахстан.


5 марта 2021 года Решением Высшего Евразийского экономического совета назначен на должность члена Коллегии (министра) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии.


Награжден медалью «Ерен Енбегi ушiн» («За трудовое отличие»), знаком «Отличник финансовой системы», орденом «Құрмет» («Почет»).